Люди овощи остаются в сознании Как достучаться

Пациенты в вегетативном состоянии понимают, что им говорят

Томограммы мозга пациентки—овоща (вверху) и здоровых волонтеров (внизу). Слева — выполнение мысленного задания «играть в теннис», справа — воображаемое путешествие по комнатам дома. Фото из обсуждаемой статьи в Science

Группа врачей из медицинских и исследовательских организаций Кембриджа (Великобритания) и Льежа (Бельгия) доказали, что так называемые люди-«овощи» с полным отсутствием реакции на внешние стимулы способны осознавать себя, мыслить, сотрудничать с врачами. 23-летняя пациентка-«овощ» смогла по просьбе врачей представить заданную последовательность действий, при этом магнитные томограммы ее мозга не отличались от томограмм здоровых добровольцев.

Вопреки нашим чаяниям, судьба редко бывает справедлива. Это в полной мере относится к тем несчастным, которые волею жестокого случая оказались навечно прикованы к кровати. Некоторые из таких пациентов получают ужасный диагноз — «вегетативное состояние», а на медицинском жаргоне попросту «овощи». У этих больных продолжают функционировать системы жизнеобеспечения — дыхательная, кровеносная, лимфатическая, выделительная, но отсутствует какая бы то ни было реакция на внешние воздействия, отключены все двигательные функции. Невозможно понять, чувствует ли что-нибудь такой человек, способен ли он думать, слышит ли он окружающих, осознает ли он себя.

Для того чтобы врачи или близкие поняли это, должна быть хоть какая-то обратная связь, а вот ее-то и нет. Ученые Отделения сознания и мозга Медицинского исследовательского совета, отделения нейрохирургии Адденбрукского госпиталя, Вольфсоновского центра по отображению мозга в Кембридже (Великобритания) и Льежского университета (Бельгия) под руководством Адриана Оуэна (Adrian Owen) предположили, что таким каналом обратной связи может стать сам мозг отрезанного от мира пациента. Современные методы функциональной ядерно-магнитной томографии позволяют увидеть на экране компьютера мгновенную реакцию нейронов мозга, возникающую в ответ на тот или иной стимул.

Подтвердила их предположение 23-летняя девушка, получившая в дорожной катастрофе серьезную травму головы. После 5 месяцев больничного лечения врачам так и не удалось восстановить двигательную активность пациентки. Консилиум врачей вынес приговор: «вегетативное состояние».

Энцефалограммы головного мозга этой девушки регистрировали нормальный цикл сон-бодрствование, то есть она жила в ритме нормального человека. Томограммы ее головного мозга оказались гораздо более информативны. Реакция на голосовые высказывания, например «в лесу тек ручей», показывали возбуждение слуховых областей. Более сложная фраза со словами-омонимами, то есть имеющими двойной смысл, например «в лесной балке звенел ключ», вызвала возбуждение нейронов в левой нижней лобной области коры, где осуществляется семантическая обработка речи.

Были проведены и более сложные тесты, так как положительная реакция на голос еще не доказывает наличие сознания. Как известно, слуховые рецепторы и слуховые центры продолжают работать и при отключенном сознании, и с этим связаны методики обучения во сне или гипноз. Пациентке предложили представить себе, как она играет в теннис, а затем идет по комнатам своего дома. В первом случае регистрировалось возбуждение в двигательном центре коры, во втором — в специфических отделах коры и мозжечка. Точно такие же картины возбуждения и в первом и во втором случае были зарегистрированы у здоровых добровольцев, получивших аналогичное задание! Нейрохирург Пол Мэттьюз (Paul Matthews) из Лондонского имперского колледжа (London Imperial College) возражает, что эта правдоподобная реакция могла возникнуть как ответ на слово «теннис». Адриан Оуэн такую возможность отвергает, так как реакция на слово, как показали исследования, длится не более 5 секунд, а наша пациентка «играла в теннис» не менее 30 секунд.

Исследователи обращают внимание читателей на готовность, с которой пациентка-овощ сотрудничала с врачами. Это означает, что она осознает не только свое состояние, но и свое окружение, понимает, что с ней происходит.

Естественно, возникает вопрос, были ли другие пациенты-овощи, доказавшие активность своего сознания. К сожалению, в публикации этого не сказано. Но в любом случае, это исследование показывает, что человек в состоянии овоща может думать. А значит, и относиться к этим пациентам надо соответственно.

Источник: Adrian M. Owen, Martin R. Coleman, Melanie Boly, Matthew H. Davis, Steven Laureys, John D. Pickard. Detecting Awareness in the Vegetative State // Science, 2006, № 313, стр. 1402 (8 September 2006).

Источник



«Люди-овощи» остаются в сознании! Как достучаться?

Уже много лет британский невролог Эдриан Оуэн ищет людей. Его область поиска – живые тела, снабжаемые питательным раствором. Когда-то их наполняли сознание и воля, они строили планы и огорчались по пустякам, а теперь лишь продолжают обмен веществ. Годами они беспомощно лежат с диагнозом «хроническое вегетативное состояние». Оуэн верит, что в некоторых остались люди. Они не дают о себе знать, потому что оборвана связь сознания с телом. Но до них можно достучаться, и ученый думает, что нашел способ это сделать.

Это стало миссией Оуэна. Если невролог прав, в его руках судьбы многих вегетативных больных, которых только в США десятки тысяч. После травмы или инфекции организм таких пациентов уже выбрался из комы – мозг возобновил цикл сон–бодрствование. Но они не реагируют на слова, не подают знаков, и все медицинские тесты показывают: Мэри или Джона там больше нет. Их все еще защищает закон, но споры о недобровольной эвтаназии идут во многих странах.

Cвоими исследованиями Оуэн вторгается на опасную территорию. Он доказывает, что «люди-растения» мыслят и чувствуют.

Сознание есть? А если найду?

Во второй половине девяностых Оуэн сканировал мозг молодой женщины в вегетативном состоянии – ее звали Кейт Бейнбридж. Когда она находилась в томографе, он показал ей фотографии близких. Мозг на сканах засветился как рождественская елка, причем в тех же местах, что у здоровых людей при узнавании знакомых лиц. Медики стали уделять пациентке больше внимания. Она начала поправляться и постепенно вернулась к полноценной жизни, если не считать трудностей с передвижением.

Оуэн хранит письмо от Кейт, где она благодарит его за придумку с фото. Потому что тогда ученый сделал первый шаг к своему более позднему эксперименту, который изменил все.

В 2010 году Оуэн показал, что вегетативный больной может отвечать на вопросы. Пациент должен был вообразить, что играет в теннис, если хотел ответить «да», и представить прогулку по дому в случае «нет». У здоровых людей эти мысленные упражнения заставляют работать разные зоны мозга. Если их сканировать с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии, можно узнать, какой из двух вариантов выбрал подопытный. Этим способом один из недвижимых пациентов Оуэна верно ответил на пять вопросов такого типа: «Вашего отца зовут Александр?», «Вашего отца зовут Томас?» или «Есть ли у вас братья?».

Невролог рассуждал следующим образом. Если больной остается в сознании, он отгорожен от мира стеной, проницаемой в одну сторону. Он может слышать, видеть, осязать и чувствовать. Но не может сообщить о жажде, боли или приснившемся утре на морском берегу.

Бывшему редактору журнала Elle France после инсульта судьба оставила подвижным один глаз: он наморгал им проникновенную книгу «Скафандр и бабочка».

Но так везет не каждому. У вегетативных больных тело не подчиняется совсем. И тогда все, чем способен управлять человек, – это его мысли. Оуэн придумал, как отличить одну от другой – по характерному возбуждению клеток мозга.

Сразу после выхода статьи в New England Journal of Medicine его идею стали критиковать. Одни говорили, что мозг пациента реагировал на слова, как коленный сустав отвечает на постукивание. Другие говорили, что сознание могло быть очень слабым. Но в пользу Оуэна говорил сам эксперимент, повторенный несколько раз: чтобы выполнить задание, пациент должен понять его суть, помнить такую штуку, как теннис, держать в уме спрошенное и управлять воображением в конкретные интервалы времени.

Для невролога такое сочетание умений просто кричит о разуме. «Если вы скажете, что нет причин считать этого пациента сознательным, я отвечу: “Допустим, но тогда и нет причин считать сознательным вас”», – отвечал он своим критикам.

Отвечает каждый пятый

Позже Оуэну удалось «разговорить» еще нескольких пациентов. Чтобы стать по-настоящему уверенным, он проверяет свои выводы иными способами. Скажем, как насчет кино? Оуэн показал короткий фильм здоровым людям и проследил активность их мозга во время просмотра. Она совпала у всех участников – одинаковый опыт вызвал одни и те же реакции. И эта активность следовала развитию сюжета. На фМРТ видно, что самые захватывающие сцены получили в мозге наибольший отклик. Затем кино показали двум вегетативным больным. Мозг одного из них во время сеанса работал очень похоже.

Похоже на то, что зритель, якобы бессознательный в течение 16 лет, улавливал смысл происходящего. Выбор фильма был не случаен – короткометражка Хичкока. А он мастер нагнетать напряжение просто за счет сюжета, без чудищ и луж крови.

В фильме Bang! You're Dead маленький мальчик развлекает себя тем, что ходит по окрестностям с револьвером и нацеливает его на людей. Эмоциональная реакция зрителя зависит от того, знает ли он, что в барабане есть патроны и сколько их. Скептикам придется объяснить, как у бессознательного «овоща» включались нужные зоны мозга в нужные моменты времени, ровно так же, как они активируются у любого из нас.

Применяя техники сканирования мозга, Оуэн нашел уже немало людей. По его оценкам, до 20% вегетативных больных в той или иной степени проявляют признаки сознания.

Но Оуэн не просто исследует отдельных пациентов: зондируя активность их мозга, он всматривается в границы концепции «человек». Наука не знает толком, что такое сознание, – мы лишь можем считать, что ежедневно теряем его на время сна, а по пробуждении оно к нам возвращается.

Читайте также:  Найти сушилки для овощей и фруктов

Но попробуйте решить наверняка, осознает ли новорожденный. А годовалый младенец? Вспомните про детей-маугли.

Если сознание вызревает в нас постепенно, по мере накопления опыта общения с другими людьми, то оно имеет не бинарную природу, и человек может терять его не целиком.

Тогда в какой момент на этом континууме появляется и исчезает сознающая личность?

Оуэн не устает повторять, что его исследования в первую очередь направлены на помощь конкретным больным. Но они способны пролить свет и на фундаментальные вопросы, интересующие ученых. Какова природа сознающего мозга? Есть ли сознание у животных и чем оно отличается от нашего? Что нужно для создания машины, обладающей сознанием?

В этой двойственности отражена личная драма самого Оуэна, который начинал как раз с чисто научных позиций и ссорился по этому поводу с женой – она настаивала, что важнее помощь конкретным больным здесь и сейчас. Их брак не продлился долго. Позже, спустя годы, бывшая супруга попала в аварию и за несколько лет так и не оправилась от травмы.

Она скончалась, будучи вегетативным пациентом.

Мёртвый и еще мертвее

Оуэн пытается искать новые признаки, биологические маркеры, которые позволят надежнее обнаруживать внутреннюю жизнь в неподвижных, безмолвных телах. Саму процедуру измерения мозговой активности, оказалось, можно сделать проще. Получив от канадского Университета Западного Онтарио на организацию исследовательской лаборатории 10 миллионов долларов, Оуэн приспособил электроэнцефалографию (ЭЭГ) для поиска сигналов мозга.

Пообщаться с пациентом, используя воображаемую прогулку и теннис, так не получится – активность в гиппокампе на ЭЭГ не видна, – но можно попросить мысленно сжать кисть или пошевелить пальцами ног. Если человек ответит, то по некоторым характерным признакам ученые могут выявить, что кора его мозга реагирует так же, как и у людей, находящихся в сознании. И тогда не нужно перекладывать больных в шумный и громоздкий томограф, хватит нескольких датчиков на голове. Всё оборудование для ЭЭГ сотрудники лаборатории берут с собой в джип – они называют его EEJeep – и едут к пациентам, избавляя их от трудной дороги.

И все же разные методики, какую ни пробуй, пока остаются ненадежными. Их чувствительность слишком низка, и они обнаруживают сознание лишь в самых вопиющих случаях. Не всегда вегетативный больной может находится в ясном сознании вкупе с желанием сотрудничать с врачами, или же у него могут быть трудности с памятью, с восприятием речи.

Опыт обычной жизни тут не применим: для нас сознание либо есть, либо его нет. Реальность сложнее, сознание может быть фрагментарным, спутанным и неполным.

Вот отчего вопрос о границах – где провести черту, разделяющую «овоща» и «человека», – так непрост. Да и существует ли такая черта? И можно ли оставаться личностью, не имея сознания?

Исследователи, такие как Оуэн или же его бельгийские коллеги из Университета Льеж, лишены роскоши рассуждать об этих вещах умозрительно. Они регулярно видят больных и взаимодействуют с ними. Для медиков, которые поддерживают жизнь пациентов, вопрос о границах также предельно практичен. И, уж конечно, еще острее он стоит для близких человека, оказавшегося в таком положении. Но данный вопрос имеет еще одно важное измерение – он нужен нам, чтобы лучше узнать самих себя.

Несколько лет назад психологи из Гарварда обнаружили, что люди находят пациентов, находящихся в вегетативном состоянии, более мёртвыми, нежели реально мёртвых. Похоже, это связано с тем, что смерть мы явно или подспудно расцениваем как отделение души от тела, и душа, таким образом, продолжает осознавать, размышлять и чувствовать, а в состоянии «овоща» сознание отсутствует – нет ни мыслей, ни эмоций.

Как пишут авторы в журнале Cognition, вегетативное состояние парадоксальным образом в глазах большинства людей оказывается хуже смерти, а разум и личность пациентов ценятся ниже, чем разум и личность умерших.

Имея глубокие когнитивные искажения и даже не осознавая их, как мы будем делать выбор в отношении судьбы других людей? Концепция прав человека во многом определила современный мир, но она предполагает, будто мы знаем, что такое человек. И что мы способны оценить дееспособность других. Тяжелые баталии вокруг темы абортов, добровольной эвтаназии, преступлений, совершенных в состоянии аффекта, сообщают нам о слепом пятне на самом интересном месте.

Будем на связи!

Надежда в том, что наука приблизит нас к ответам. Что с помощью разума и научного метода мы узнаем о природе человека больше, чем путем одних рассуждений, а участь десятков тысяч больных улучшится. Так, накапливаются случаи, когда пациенты выходили из состояния минимального сознания и даже из вегетативного состояния после электрической стимуляции таламуса или блуждающего нерва. А совсем недавно директор ФГБНУ "Научный центр неврологии" Михаил Пирадов сообщил, что его сотрудникам удалось перевести нескольких больных из состояния минимального сознания в состояние ясного сознания с помощью транскраниальной магнитной стимуляции.

Как пионер коммуникации с людьми, заточенными в неподвижном теле, Оуэн рассчитывает на развитие интерфейсов мозг–компьютер. В книге Into the Gray Zone он пишет: «Двадцать лет назад многие не приняли всерьез нашу экстравагантную идею читать мысли пациентов, потерянных в серой зоне. И все же скоро такое декодирование станет обычным делом». По его словам, возникающие нейротехнологии однажды позволят нам читать мысли других людей. «Не в рудиментарном виде, который я описываю в книге, — а в том смысле, что мы будем интерпретировать и понимать, что именно думает другой человек, основываясь исключительно на данных его мозга».

Тут можно и нужно сомневаться. Искать изъяны в самом подходе. И увы, среди «людей-растений», скорее всего, гораздо больше растений.

Травмы мозга – вещь жестокая и редко преодолимая. Но там наверняка остаются те, кто в сознании, кто чувствует, помнит и мыслит, – сколько их, никто не знает. Даже если поделить надвое оптимистичную оценку «каждый пятый», это тысячи, тысячи отчаявшихся людей.

Невролог Эйдриан Оуэн их находит. Кейт Бейнбридж, та самая молодая учительница, выбравшаяся из комы и затем из вегетативного состояния, которой он решил показать фотографии близких, написала ему: «Меня пугает мысль о том, что мне бы тогда не просканировали мозг. Я хочу, чтобы об этом методе узнали больше людей. Это похоже на волшебство – ведь так нашли меня».

В 2019 году за заслуги в научных исследованиях Оуэн стал Офицером Ордена Британской империи.

Источник

Состояние овоща это такое

Вообще, эта статья есть своего рода способ хоть как-то себя взбодрить — и прибавить читающему опыта заочного. Если до того момента я считал, что могу перебороть любые трудности, и только мое решение определяет достижение цели — то, как говорится, писец подкрался незаметно. Просто попытаюсь описать ситуацию, как люди становятся овощами и почему они населяют нас; т.к. я сейчас такой — и реально могу остаться им в будущем. Не претендую на здравость материала; в конце концов, мнение овощей у нормальных людей обычно не котируется.

Предовощное.

Бытовые проблемы — разрешимы или отвергаемы. То же самое относится к проблемам на работе, отношениям и даже большей части медицинских проблем. А вот меня угораздило попасть в меньшую их часть: когда проблему решить не получается, полноценной жизни нет, а отвергание проблемы грозит очень плачевными последствиями; а именно — жизни в постоянных дискомфорте и боли. Не смерть самое страшное в жизни, а именно жизнь в таком состоянии. Поэтому целиком за эвтаназию: есть опыт общения с человеком в больнице — он умолял несколько раз меня, пациента, о принесении ему смерти; а врачи лишь продлевали его агонию. И обратная сторона медали, агностическая: если после смерти ничего нет — нужно сделать все, чтобы прожить качественнее жизнь текущую. Не длиннее, а качественнее; но для того больного это уже было из области фантастики.

Сам страх не является существенным недостатком тогда, когда есть возможность вести полноценную жизнь, пусть с некоторыми ограничениями, — страх, скорее, появляется при ее отсутствии. Сломана рука? Хрен с ней: поболит и зарастет; мозги в порядке, на ногах, есть вторая рука. Рак в начальной стадии? Хрен с ним: у нас на работе парень с опухолью в мозге размером с небольшое куриное яйцо — живет и радуется, не болит. Ну а если заболит — то у него три пути: медикаменты, операция или в утиль, чтоб не мучиться. И это будет целевой выбор, предсказуемый и анализируемый; и тьма врачей готовы взять человека с таким заболеванием — только плати.

Становление овощем.

Поэтому обозначим следующие дополнительные постоянные вещи:
— 1. Сильные дискомфорт или боль;
— 2. Неспособность вести даже просто бытовую жизнь;
— 3. Неспособность понять заболевание, каждодневная новая симптоматика, рецидивы, врачебные ошибки;
— 4. Постоянное и прочное зацикливание на чем-либо, ведь овощу ничего не интересно в жизни (кроме, может быть, чего-то бессмысленного). Фанатичность — как следствие (страх и психоз — тоже фанатичное состояние, зацикленное на болезни).

Эти пункты, если они по отдельности, уже способны наносить урон психике, потому что человек теряет самое главное: способности к полноценной жизни, творчеству, расслаблению — принудительно или добровольно. Никакая потерянная любовь-морковь (являющаяся не более чем 4-мя гормонами: тестостерон, дофамин, эндорфин и окситоцин), никакие проблемы материального характера не могут выбить из колеи надолго: у них есть динамика, относительно быстрая решаемость — а я не зря употребил слово «постоянные».

Читайте также:  Какие овощи хорошо растут и дают высокий урожай в тени на огороде

Возьмем стариков, отразив первые 2 пункта. У них нет страха, лишь изношенное тело, причиняющее дискомфорт и боль — периодически. Периодически — а уже такие ворчливые, из-за болей своих ворчливые — но еще психологически устойчивые. Но рано или поздно укрепившийся первый пункт приведет ко второму: неспособности вести даже бытовую жизнь — и личность данного человека будет угасать, все больше превращая его в овощ. Ни творчества, ни интересов, ни возможностей. Ещё один день прожит в кровати или у окна. Вывод отсюда прост и давно известен: в здоровом теле здоровый дух.

А вот с последними пунктами поподробнее. Мы же говорим не о стариках с их возрастными проблемами, а о физически здоровых людях. Как же такие люди превращаются в овощей? Овощ отражает безразличие к множеству вещей, при этом может быть зацикленность на какой-то одной. Зацикленность возникает тогда, когда объект зацикленности постоянно напоминает о себе. Например, это болезнь, которая порождает пункт 3; пункт 3 автоматически порождает пункт 4: зацикливание на болезни со страхом — пункт 1, и пункт 2 как следствие.

Страх возникает тогда, когда не можешь адекватно решить возникшую проблему — и эта проблема выныривает с медицинской стороны; в моем случае из сферы заболеваний толстого кишечника, разрушающее даже без страха и зацикленности бытовую жизнь.

То есть овощность — это болезнь, когда человек имеет вынесенный мозг, а выноситель мозга имеет постоянную подпитку и блокирует становление/развитие личности. В случае со стариками — физическая боль и дискомфорт; в случае со мной — правильно, физическая боль и дискомфорт, а ещё и психоз в придачу (попробуйте выдержать 8 пробуждений в день от кошмаров несколько дней подряд). В случае с одним из знакомых — постоянное давление матери, деструктивное воздействие на психику.

Другими словами, овощ:
— фанатик какого-либо бессмысленного дела или нескольких таких дел (зацикленный на болезни, религии, алкоголе, психологической травме, WoT). Мысль таких людей проста: доработаю как-нибудь день — и (принять лекарство, удариться в молитвы, нажраться, забыться, расстрелять сотню ИС-3 — нужное подчеркнуть). Как следствие: работники хреновые, ничем иным в жизни не интересуются, поговорить особо не о чем;
— человек без единой цели в жизни, суррогатными целями может быть вкусная еда, сон и прочее животного происхождения. Следствия те же самые.

Дополнительные черты овоща:
— фанатизм может порождать высокое чувство собственной важности, хоть человек из себя не представляет ничего. Такое можно наблюдать даже в случае игроков WoT или красивых блондинок от природы: такая забавная фаллометрия;
— так как мозг знаниями небогат, овощ выкручивается правдивыми или придуманными знаниями, в основном, из нетехнических сфер жизни (технические знания можно проверить и разоблачить). Да, эта статья философского характера, видите, стараюсь. Где же формулы, где же книги в роли списка литературы, где же логическое мышление! А впрочем. или показалось.

Как не стать овощем, если ты еще не овощ.

Исходя из определения:
— блокировать любые попытки психологического давления со стороны и предотвращать собственные панические ситуации. В моем случае это была борьба с ВСД, похоронившая ее;
— чтобы не бояться, нужно иметь достаточно знаний, объясняющих тот или иной феномен и дающих верное решение. Иными словами, надо качать мозги;
— мозги должны охватывать многие сферы жизни, нельзя быть узким специалистом (неизвестно, откуда придет удар);
— отсутствие болезней, второй части кишечника в особенности, — залог автономной безопасности: можно жить, полагаясь только на собственные силы, быть самодостаточным и не беспокоить никого; потому что не нарушается животный функционал жрать-срать-ржать, на котором базируется, как ни странно, физическое здоровье в критическом его понимании.

Из князи в грязи: стал овощем.

В этом случае мозг уже имеет какие-то знания и опыт, накопленный ранее. Но личность замирает, а с течением времени может деградировать. За месяц происходит полная уравниловка степени важности всех имеющихся хобби и интересов, пассивное отношение к ним, их отторжение ввиду невозможности ими заниматься. О работе вообще речи не идет, есть желание уволиться из-за понимания, что жизнь коротка (и нужно понимать, что такие решения опасно применять в реальности из-за неполной адекватности).

Лечение тоже исходит из определения: устранить причину постоянного выноса мозга. Если это болезнь — значит, лежачее место для болезни должно быть заранее подготовлено, а болезнь изучена до мозга костей. В моем случае это:
— беспроводные клавиатура и мышь;
— большой монитор напротив кровати в режиме клонирования с основным монитором;
— постоянно пополняемый запас минеральной воды сроком на 14 дней, безопасное сладкое для выработки серотонина (мармелад, сосалки, печенье, сухари);
— высокоскоростной стабильный интернет 11.5МБ/с;
— поддержка со стороны, если необходимо. Полноценный овощ не может быть самодостаточен, т.к. он ограничен либо глупостью, либо инвалидностью, либо расшатанной психикой. Тут помощником может выступать и друг, и родственник, и врач.

Пример предовощного состояния: заболеваете крутым ОРВИ и сидите на антибиотиках дома, а за окном зима лютует, грипп бушует свиной/птичий/рыбий/комариный, и вообще ведьмы с метлами летают. Задача, будучи в лежачем состоянии, сохранить большинство из привычной жизни, при этом ограничившись домашними делами и не испытывая страх. Вот и используете знания о болезни и арсенал выше для смены деятельности, сохраняя часть функциональности: читать книги, практиковать мозговые штурмы, да хоть гайки крутить. Всё, никогда овощем не станете, даже если придется болеть месяц, 2 или 3.

Кто же такой овощ?

Важный вывод из всего этого философского выброса: овощ может быть добровольным, но добровольность эта обманчива:
— почему задрот играет в WoT? Потому что у него нет значимых достижений в жизни — и он компенсирует их виртуальной реальностью;
— почему я как овощ сейчас? Да геморрой задрал, жизни уже месяц нет спокойной, и за это время я чуть не поседел от страхов и диетической ломки;
— помните овощность стариков? Дайте им молодость — и расцветут автоматически.

То есть: овощ — больной человек, физически и/или психически. Может, он уже смирился со своим состоянием, как многие смиряются со страшными диагнозами вроде рака последней стадии, — но смирение не есть излечение.

И тут уже два пути: при виде овоща либо помогать ему, либо нет. Станет с овощем встречаться девушка? Вряд ли: ввиду эгоцентризма ей лень тратить свои ресурсы на его выздоровление (убедился в этом на практике, благо сейчас время есть на проверку такого рода очевидных вещей). Но есть и исключения, когда начинают ухаживать за овощем — и он расцветает буквально за сезон.

Мир жесток, помоги себе сам. Знай, овощ, ты — больной. Осталось собраться с силами и стать фруктом.

(добавлено 18.11.2016) Прошло время — и удалось выйти из состояния овоща и вернуться к нормальной жизни. Наблюдая после этого за другими овощами, пришел к выводу: есть острые овощи, а есть хронические. Как с любой болезнью: острый овощ либо сдохнет, либо выздоровеет; хроническому же это состояние подавить сложнее: исключительно из-за незнания/забытья безовощной жизни — и, как следствие, отсутствия желания. Отсутствие желания без пинка под зад — корень множества бед человека. На реальном примере курения: четверо бросили курить — только после того, как по здоровью был нанесен сокрушительный удар, и появилось желание. У одного инфаркт, у другого рак легких, у третьего пожизненный кашель курильщика (хоть и ослабел), четвертый умер от передозировки. И еще один бросил курить только тогда, когда курение стало сильно бить по бюджету.

Поставил опыт с несколькими людьми с целью выведения их из овощного состояния — пришел к выводу, что лишь единицы болеющих являются острыми овощами. Все остальные — хронические; и вытаскивать их из этого состояния без мотивации с их стороны — неблагодарное дело. Острый же овощ проявил сильную мотивацию и вышел из этого состояния точно так же, как вышел я: самопринуждение к труду и саморазгон. В итоге труд острого овоща улучшается со временем и сохраняется на максимальном уровне (выздоровление). Труд овоща хронического (без желания) улучшается при внешнем воздействии лишь на время: достаточно его предоставить самому себе на неделю — снова скатывается на дно.

Из всего этого вытекает еще интересные мысли:
— раб (трудящийся без мотивации) — очень плохой работник. И если у человека менталитет раба — то он плохой работник в любой сфере. То же относится к ситуации, когда человек находится под каблуком криминала/государства/жены;
— если забыть вкус настоящего молока — невозможно отличить его от порошкового. Или деревенское от покупного. Лично мне по душе больше покупное: не горькое, не жирное, хранится долго, не грязное (иногда соски не моют доярки). Но этот горький жирный вкус еще помнится. А люди на 10 лет моложе не знают этого вкуса вовсе.

Источник

Люди-"овощи" слышат и понимают речь

Британские и бельгийские нейрофизиологи провели в Кембридже исследование, которое закончилось сенсацией. Оказалось, что пациентка в «вегетативном статусе», то есть с полностью пораженной корой головного мозга, слышит и понимает обращенную к ней речь.

Пациентов с погибшей корой головного мозга на медицинском сленге на Западе цинично, но точно называют «овощами». Они годами живут, дышат, питаются (чаще с помощью приборов), но не реагируют на внешний мир — не понимают речи, не говорят, не осознают своего состояния, не реагируют на боль, свет, голоса родных и т.п.

Читайте также:  Ящик для овощей раскраска

Оказалось, что некая связь с миром все-таки возможна. 23-летняя женщина после автокатастрофы находилась в вегетативном состоянии несколько лет. Но ученые решили проверить работу ее мозга при помощи новой технологии — функциональной магнитно-резонансной томографии (ФМРТ). Обращаясь к пациентке, они просили представить, что она гуляет вокруг своего дома или играет в теннис. Полученная на ФМРТ картина потрясла: у больной активизировались те же глубинные структуры головного мозга, отвечающие за движения, что и у здоровых людей при том же задании.

— Конечно, активность была намного слабее, — отметил в интервью журналу Sciense руководитель исследования доктор Эдриен Оуэн, — но она была. Это значит, что пациентка слышит и понимает обращенную к ней речь и способна выполнять поставленную задачу.

Ученые оговаривают, что это лишь самый первый результат, потребуются дополнительные исследования на большем числе больных. Головной мозг при травмах и заболеваниях может страдать у разных людей по-разному. Однако полученные данные вновь поднимают мучительный нравственный вопрос о том, допустимо ли лишать человека жизни без его согласия, даже если он находится в вегетативном статусе. Напомню, что в 2005 году такой конфликт разгорелся между мужем и родителями американки Терри Шайво, которая более 15 лет провела в вегетативном статусе. Наконец по требованию мужа и решению Верховного суда США женщину отключили от аппаратуры, и через 13 суток она умерла. У нас в подобном статусе многие годы живет генерал Романов, супруга которого, кстати, не раз утверждала, что он слышит и понимает ее и реагирует на речь, хотя врачи твердо уверены в обратном. ФМРТ — процедура очень дорогая, но, видимо, необходимая в подобных случаях.

Источник

Вегетативное состояние

Вегетативное состояние

Вегетативное состояние — отдельный вид нарушения сознания, характеризующийся сохранностью функций гипоталамуса и ствола мозга при грубой дисфункции мозговых полушарий. Представляет собой вариант выхода из глубокой комы. Признаки осознанности отсутствуют, характерны промежутки бодрствования, открытие/закрытие глаз, сохранность безусловных рефлексов. Вегетативное состояние диагностируется клинически. Дополнительно проводятся ЭЭГ, МРТ, ПЭТ, исследование ВП, мозговой гемодинамики. Лечение заключается в стимулировании возобновления работы полушарий, обеспечении адекватного питания и ухода, предупреждении возможных осложнений.

МКБ-10

Вегетативное состояние

Общие сведения

Термин «вегетативное состояние» (ВС) введён с 1972 г. «Вегетировать» означает жить, осуществляя все функции биологического организма, кроме социальной и интеллектуальной. В основе ВС лежит нарушение осознанности окружающего и своей личности, являющееся результатом дезинтеграции функций церебральной коры и подкорковых структур. Степень расстройства специалисты с области неврологии и реаниматологии оценивают по клиническим признакам при помощи специальных стандартизированных шкал. Сегодня медицина не владеет точными инструментальными способами оценки сознания. Невозможность реагировать на внешние стимулы однозначно не исключает вероятность их осознанного восприятия. Поэтому нельзя достоверно определить, воспринимает ли вегетатик речь окружающих, живёт ли он отдельной «внутренней» жизнью и т. п.

Вегетативное состояние

Причины вегетативного состояния

В основе синдрома лежит церебральная дисфункция, возникающая вследствие воздействия различных повреждающих мозг факторов. По характеру действия выделяют следующие виды этиофакторов:

  • Механические. Тяжёлые черепно-мозговые травмы: ушиб головного мозга, диффузное аксональное повреждение. Вызывают кому с переходом в вегетативное состояние в 50% случаев.
  • Метаболические: гипоксия и острые интоксикации. Гипоксическое поражение мозга развивается в результате обширного ишемического инсульта, остановки сердца, асфиксии, значительной артериальной гипотонии, отравления угарным газом. Токсическое повреждение церебральных структур наблюдается при передозировке наркотических средств, воздействии нейротропных ядов, острых дисметаболических состояниях (уремия, печёночная кома, гипер- или гипогликемия при сахарном диабете).
  • Органические. Обусловлены структурными изменениями церебральных тканей. Включают опухоли головного мозга, внутричерепные кровоизлияния, инфекционные поражения (энцефалит, менингит).

Патогенез

Воздействие указанных этиологических факторов провоцирует разрыв связей между корой, ретикулярной формацией и подкорковыми центрами. Развивается кома. Выход из комы обусловлен возобновлением работы утраченных церебральных взаимосвязей, образованием новых межнейрональных контактов, усиленным функционированием сохранившихся синапсов, реактивацией нейротрансмиттеров. Результатом является «реакция пробуждения» — пациент открывает глаза. Далее происходит постепенное восстановление сознания. Вегетативное состояние возникает, если восстановительные процессы задерживаются на этапе «пробуждения». Предположительно, это обусловлено патологическим протеканием процессов реинтеграции.

Морфологически ВС характеризуется диффузными некротическими изменениями коры и таламуса, распространённым поражением подкоркового вещества. Реже наблюдается церебральная атрофия, демиелинизация подкорковых структур. Отдельные авторы высказывают предположение, что ведущую роль в патогенезе ВС играет активация апоптоза — удаления организмом дефектных клеток.

Симптомы вегетативного состояния

ВС характеризуется сохранением всех витальных функций: адекватной сердечно-сосудистой деятельности, дыхания, пищеварения. Отсутствует контакт с окружающим и признаки осознания происходящего вокруг. Утрачены осознанные реакции на раздражители, целенаправленные двигательные акты. Пациент может совершать движения в рамках безусловных рефлексов: проявлять нецеленаправленную двигательную активность в ответ на болевой импульс, захватывать предмет, прикасающийся к кисти. Сохранены жевательный, глотательный рефлексы. Больной совершает жевательные движения, проглатывает помещённую в рот еду, зевает, производит скрежет зубами. Способен моргать, непроизвольно двигать глазами. Слёзопродукция сохраняется.

Вегетативное состояние отличается наличием периодов бодрствования, когда пациент открывает глаза. Открытие глаз отмечается при вспышках света, громких звуках. Речь отсутствует, наблюдается вокализация — способность производить отдельные звуки. Болевое воздействие иногда вызывает стон или вздохи. Медленные спонтанные движения глазных яблок следует отличать от осознанного слежения взглядом. Наряду с гортанными звуками и вздохами они вызывают у родственников вегетатика ложное впечатление восстановления осознанности.

Продолжительность ВС варьирует от нескольких месяцев до десятка лет. Выделяют 2 стадии. При сохранении симптоматики свыше 1 мес. говорят о персистирующем ВС. Длительность симптомов >3 мес. при нетравматическом генезе и >12 мес. при травматическом относится к перманентному ВС. Выход пациентов из состояния вегетатика происходит через состояние малого сознания. Первые признаки: фиксация взгляда, слежение взором, исполнение простых просьб (показать язык, сжать пальцы).

Осложнения

Вследствие практически полной обездвиженности больных в ВС развиваются контрактуры суставов, пролежни, застойная пневмония. Необходимость постоянной катетеризации мочевого пузыря обуславливает риск инфицирования мочевыводящих путей с развитием пиелонефрита, уросепсиса. Указанные осложнения могут стать причиной гибели пациента. Возможен внезапный летальный исход. Тщательный уход, профилактика пролежней, необходимая поддерживающая терапия способны предотвратить развитие осложнений и продлить жизнь пациента.

Диагностика

Вегетативное состояние диагностируется по следующим клиническим критериям: отсутствие признаков осознанности, наличие фаз сон-бодрствование, сохранность безусловных рефлексов и нервной регуляции жизненно важных функций. Диагностику проводит невролог в ходе исследования неврологического статуса. Для оценки церебральной гемодинамики, метаболизма, биоэлектрической активности применяются инструментальные методы обследования:

  • Электроэнцефалография регистрирует дельта- и тетаритм, иногда — пароксизмальные вспышки. В исключительных случаях наблюдается приближенный к нормальному альфа-ритм.
  • Исследование вызванных потенциалов даёт неоднородную картину. Свидетельствует об анатомическом прерывании проводящих церебральных трактов.
  • МРТ головного мозга выявляет неспецифические изменения: признаки атрофии, увеличение объёма желудочков и субарахноидальных пространств. Отдельные клиницисты прослеживают связь степени атрофических изменений с прогнозом ВС.
  • УЗДГ интракраниальных сосудов позволяет судить о состоянии мозгового кровотока. Выявляет нарушение венозного оттока, затруднение перфузии.
  • ПЭТ головного мозга диагностирует 50-процентное снижение метаболических процессов в коре. Перманентное ВС сопровождается падением метаболизма до уровня 40-30% от нормального. Выход из ВС сопровождается активацией в первую очередь полифункциональных областей ассоциативной коры.

Следует дифференцировать вегетативное состояние от комы. В отличие от пациентов с комой у вегетатиков сохранены безусловные рефлексы, наблюдается открывание глаз на сильные звуковые раздражители и болевое воздействие, существует смена фаз сон-бодрствование.

Лечение вегетативного состояния

Исследования последних лет опровергли утверждение, что нервные клетки взрослого человека не восстанавливаются. Обнаружены церебральные клетки-предшественники и стволовые клетки, обладающие способностью трансформироваться в нейроны. Восстановление возможно за счёт разрастания отростков сохранившихся нервных клеток, использования резервных областей мозга. Терапия ВС сводится к стимуляции перечисленных восстановительных процессов. Проводится на фоне адекватного ухода за пациентом и профилактики осложнений. Лечебная тактика включает:

  • Стимуляцию восстановления сознания. Подразумевает фармакотерапию и регулярные сенсорные воздействия. Применяются зрительные, слуховые, обонятельные, болевые, тактильные раздражители с постепенным наращиванием времени стимуляции. Метод направлен на устранение сенсорного голода, препятствующего выходу из вегетативного сознания. Поиск эффективных методик активации церебральной реинтеграции продолжается. Японскими и французскими медиками ведутся исследования в направлении электростимуляции мозгового ствола. Выявлен положительный эффект амфетаминов.
  • Профилактику и лечение осложнений. Правильное применение катетеров, своевременная смена подгузников, изменение позы больного, высаживание пациента при помощи ортопедических систем позволяют избежать присоединения вторичной инфекции. Массаж, пассивные движения, медикаментозная коррекция мышечного тонуса необходимы для борьбы с контрактурами. Развитие последних устраняется посредством тендотомии.
  • Искусственное питание. Должно обеспечивать адекватное поступление в организм калорий, белков, микроэлементов, витаминов. Предпочтительно кормление посредством гастростомы. Зондовое питание может осложниться аспирацией, язвами слизистой, гастроэзофагеальным рефлюксом.
  • Оптимальный уход. Включает чистку зубов, регулярную смену белья, контролирование позы больного, поддержание адекватной влажности кожных покровов.

Лечение осуществляется с привлечением и обучением правилам ухода близких больного. Персистирующее вегетативное состояние является показанием к применению методов стимуляции работы ЦНС. При перманентном течении основной задачей терапевтических мероприятий становится предупреждение осложнений.

Прогноз и профилактика

Исход ВС зависит от причины возникновения, возраста больного, длительности предшествующей комы и периода вегетативного сознания. Восстановление происходит в течение первых 3-х мес. нетравматического ВС, на протяжении года с момента констатации посттравматического ВС. В литературе указаны случаи улучшения в более позднем периоде. Двигательная активность лучше восстанавливается у молодых больных. Возобновление функционирования коры до прежнего уровня не происходит, в большинстве случаев наблюдается тяжёлая инвалидизация. При длительности ВС > 6 мес. пятилетняя выживаемость отмечается у четверти вегетатиков. Как правило, это случаи хорошо поставленного ухода и наблюдения. Профилактика ВС включает предупреждение ЧМТ, сосудистых катастроф, экзогенных интоксикаций, нейроинфекций, своевременную коррекцию метаболических расстройств.

Источник